Свое дело: каково быть фермером,...

За 20 лет фермерское хозяйство Алексея Новохатько выросло с 4 га до 100


Киевщина — не прерии с индейцами и койотами. Но тому, кто вздумает заниматься здесь фермерством, надо готовиться к испытаниям похлеще киношных. Алексей Новохатько в аграрном деле уже лет 20. Точнее не сосчитаешь: еще в 90-х его отец получил надел земли, основал семейный бизнес, и Алексей с юности понимал, что его продолжит. Окончил университет по специальности "аграрный менеджмент" и отказался от аспирантуры, хотя приглашали: на поле рук не хватало. 

 

"К тому времени у нас уже было под 100 га земли, перечень культур разросся до озимой пшеницы, горчицы, рапса, сои (начинали с картофеля), — рассказывает фермер. — Лет 7 назад отца начало подводить здоровье, пришлось брать на себя все больше функций".

С этого года Алексей Новохатько — глава фермерского хозяйства.

 

"Его единственный руководитель, участник и работник", — смеется предприниматель.

Он уже знает, почем фунт лиха в АПК Украины. Но не унывает: заканчивает жатву и строит планы.

Труднее всего

То, что главный враг фермера, — плохая погода, — стереотип и миф. К шуткам неба Алексей привык относиться философски: все равно не в нашей власти. А вот ощущение неопределенности, признается, гнетет: постоянно нависает угроза остаться без земли.

 

"Если откроют рынок, арендодатели могут разорвать договоры по окончанию срока, а арендованные участки не удастся переоформить (а таких в хозяйстве 85%), — говорит фермер. — Выкупить ресурсов нет и вряд ли будут: земля дорогая".

Вдобавок до сих пор нет четкой узаконенной схемы унаследования фермерских земель, полученных в 90-х годах. Наделы, полученные еще отцом Алексея, в подвешенном состоянии.

 

"По опыту коллег знаю, что не прекращаются попытки такие участки отобрать — передать их по наследству, автоматически переоформить на себя невозможно", — объясняет Новохатько.

Замучила бюрократия. Некрупные фермерские хозяйства, по словам Алексея, платят налог не на прибыль, а погектарно. А это невыгодно по нескольким пунктам. Неплательщики налога на прибыль не могут получать прибыль от своего предприятия дивидендами и не претендуют на возврат НДС, в результате, помимо налога на землю, из своей выручки вычитают еще процентов 40, и это серьезная нагрузка.

 

"А еще закон требует, чтобы я ежедневно оформлял кучу бумаг. Ведомости на топливо, наряды, акты выполненных работ (сам на себя), табель отработанных часов, — перечисляет Новохатько. — Если я на каждый документ в день буду тратить всего 10—15 минут, то работать уже некогда".

За столько лет тяжкого труда фермерское хозяйство в Триполье так и не собралось с силами и финансами построить свою базу-хранилище продукции. Приходится продавать ее с поля, а это всегда дешевле, либо каждый раз по-новому выкручиваться с хранением. Плохи дела и с техникой.

 

"Наш старенький трактор "ест" слишком много и работает слишком медленно. А нынче время и топливо стоят дорого, приходится арендовать", — рассказывает фермер.

А цены на технику кусаются. А если 15 лет назад трактор John Deere, по его словам, стоил $50 000, то сегодня — $120 000. Каждые 10 лет стоимость сельхозтехники растет на 80—100%, и малые хозяйства угнаться за ней не в состоянии.

 

"Трудно даже подсчитать, сколько лет надо, чтобы купить трактор, ведь бывают года, когда все пропадает на полях".

Стартовый капитал

Алексей Новохатько выбирал вуз и специальность уже с расчетом, чтобы пригодилось в работе. И пока отец был в строю, была возможность набить руку, перенять опыт.

 

"При нем было проще. Чувствовал себя защищенным — делили ответственность на двоих, — говорит предприниматель. — Со многими проблемами не сталкивался, вникал в работу постепенно. Потом, правда, пришлось окунуться во все сразу".

Но у фермера есть тыл: мама отвечает за бухгалтерию, и это огромная помощь. Задача Алексея — только подать документы в электронном виде в налоговую. А вот поле требует постоянного самообразования, хотя Новохатько много лет сам себе агроном и председатель. Теперь его наставник — интернет-сообщества.

 

"Постоянно на связи с другими фермерами через тематические группы в соцсетях, каждый день консультирую и делюсь информацией", — рассказывает он.

В своей работе фермер может рассчитывать на господдержку — покупать технику на 20—40% дешевле за счет компенсации из бюджета. Но "акция" действует только на отечественную технику. "К тому же зерно- и свеклоуборочных комбайнов нет, тракторов мощностью 100—200 лошадиных сил нет", — перечисляет опытный аграрий.

Чтобы начать следующий сезон (а он стартует сразу после уборки урожая), по скромным подсчетам, надо иметь 15 000 грн на гектар поля, прикидывает Новохатько. И это при условии, что хоть какая-то техника и посевной материал — свои. А если прошлогодний урожай пропал и даже семян нет — ищи дополнительно такую же сумму.

Как изменилась жизнь

Когда ответственности стало вдвое больше, график жизни Алексея подкорректировался.

 

"Вчера вот ночевал в поле — надо было стеречь комбайн, — рассказывает фермер. — А когда собирали рапс, возвращался домой в три часа ночи".

Но в то же время встречать рассветы на пашне не приходится. Жатву, например, начинают всегда не раньше чем в 10 утра. И даже на отдых каждый год съездить удается.

 

"В период, когда все дозревает и участия не требует, можно выкроить 10 дней, — объясняет предприниматель. — Все остальное время от земли не оторвешься. И вечера мои: есть время и в кино сходить, друзей-родственников навестить".

Несмотря на трудности, он говорит, что работу любит. Нет необходимости кому-то угождать, спешить на работу к восьми и слушать замечания. Да и начальства нет — только партнерские отношения.

Советы бывалого

 

"Начинающим я бы посоветовал найти фермера-наставника, — говорит Новохатько. — Он — ценнее самой дорогой техники".

Всегда надо иметь финансовый резерв — помогает экономить. Так, топливо и удобрения в разгар сезона дорожают процентов на 30, и если есть деньги в несезон, стоит заранее купить их дешевле. С фермерским сообществом Новохатько советует быть в контакте постоянно: всегда будешь в курсе, какие появились новые сорта, что выгоднее сеять, научишься делать прогнозы.

 

"С какого-то момента начинается чистое искусство: интуитивно чувствуешь, когда цена рухнет или подскочит, на что будет спрос", — делится опытный фермер.

А вот кооперироваться просто ради факта кооперции он считает бессмысленным, только под конкретный проект: например, купить удобрения в складчину по оптовым ценам и т. п. А у "колхозов" перспективы нет:

 

"Где два украинца — там три гетмана", — напоминает Новохатько.

История в цифрах

Фермерское хозяйство семьи Новохатько разрослось с 4 га до 100 за неполных 20 лет. В свои 29 фермер наперечет помнит годы, когда выгорало или вымерзало 80% сои или рапса, а засуха снижала урожайность пшеницы с 60 центнеров на гектар до 15. Говорит, чтобы смог купить новый трактор, погода должна благоприятствовать его полям года  3. А плуги к нему, каждый стоимостью около 450  000 грн, — уже пустяки, ведь чтобы удовлетворить все свои хозпотребности, фермеру надо миллионов 8.

 

"Но сколько бы денег ни уторговал, на себя все равно бы не потратил. Вложил бы в дело и остался бы ни с чем".

Потратишь деньги на круизный лайнер, а потом бац — и надо рапс пересеять, а оборотных денег 0. И так из года в год — в "заначку" положить нечего.

 

Источник:https://www.segodnya.ua/economics/business/svoe-delo-kakovo-byt-fermerom-esli-ty-odin-voin-v-pole-1157572.html

Источник:  https://rabota-i-trud.com.ua

30.07.2018

Читать остальные статьи...